Стихи Алины Садыковой

* * *

Над суетными городами
Садилось солнце, догорая,
Ночь обнимала день руками,
День ночи уступал;
Всех ночь — царица забирала,
Глаза всем тихо прикрывала,
И я, казалось, засыпала,
А он гитару брал.
Я помню: старые романсы,
По струнам пробегают пальцы,
Идут мечты — души скитальцы —
Дорогою своей.
Я помню: вечер у камина,
Горела старая лучина…
Он был единственный мужчина,
Он был мечтой моей.
Он пел романс из кинофильма,
Его я слушала умильно
И чувствам предавалась сильным,
Меня несущим вдаль.
Мой разум резко помутила
Из лиц и образов картина…
Он был единственный мужчина,
И радость, и печаль.
А спев, укутав потеплее,
Он на свои сажал колени,
Меня, как девочку лелеял.
Он был моей судьбой.
Я доверяла без опаски,
Огнём мои горели глазки,
И эти розовые ласки
Дарил он мне одной.
Подобно девочке плаксивой
Я прижималась сильно-сильно
К его груди. Какой красивой
Любовь была тогда!
А о другом и не просила,
Его любила нечестиво.
Он был единственный мужчина,
Один и навсегда!
Ну, а сейчас, мальчонка смелый,
Драчливый, шустрый, загорелый
Со мною спорит неумело.
Мы вместе навсегда.
И, о мstyle=»font-size:11px;»ужчине вспоминая,
своём единственном, растаю.
Но так, как было, понимаю,
Не будет никогда.

 

 


Поэт

Я что — поэт?
Спасенья нет!
Кричат и шепчут мне: «Поэт!»
Что за Божественный навет!
Дают совет — вперёд, поэт!
А я в ответ упорно — нет!
А всё ж — поэт?
Сомненья, бред,
Труды моих немногих лет,
Звезды таланта яркий свет —
Вот мой убийственый квартет!
И продолжают мне: «Поэт!»
Я лишь в ответ: «А может нет?»
Да, я поэт!
Сомненьям — нет!
Открыла дар в восходе лет.
Дрожит и ждёт моих побед
Блестящей похвалы букет.
Вдруг молвят в след:
«Все ж не поэт…»
А я в ответ им гордо: «НЕТ!»

 

 


Скрипка

Пройдёт смычок по струнам тонким,
Покажет сердцу красоту.
И скрипки плач мгновений звонких
Душе откроет простоту.

И водопадом хлынут чувства,
И мысли потекут рекой,
Познав прекрасное искусство,
Душа оставит свой покой,

Вспорхнёт на небо птицей белой,
Воображения не скрыв.
И фантазирует умело,
Не подавляя свой порыв.

А скрипка слёзы вновь роняет,
И по струне смычок плывёт,
Как будто сердце разрезает.
Движеньем плавным издаёт

Те звуки, что терзают душу.
Скользят по самой глубине.
Душа, затрепетав, их слушать
Желает с телом наравне.

К полёту тяга в ней взыграла,
И скрипки стон очаровал
Её свободным чистым нравом,
Желанной цепью оковал.

И окрылённая прекрасным,
Стремится в небеса душа.
А скрипка, скрыв свой плач бесстрастный,
Уснёт в футляре не спеша…

 


* * *

Душевной серости унылой
Природа вторит нынче враз.
Весенней песне легкокрылой
Мешает послезимний глас.

В дни невесеннего апреля
Тяжёл печальный свод небес.
И дождь сажает грусти семя
В душе, ростя тоскливый лес.

И капли падают, как стая,
Рождаясь в туч густом кольце,
И землю бьют, в момент стирая
Улыбку на её лице.

Хрустальных капель отзвук тонкий
Дождь выбивает, что есть сил.
Вот в прядь волос твоих коротких
Один хрусталик уронил…

Но человек сейчас не муза.
Природа – вот что душу рвёт.
Что навевает мыслей грузы
И вдохновляет на полёт…

Но как не плох каприз погоды,
Он сердцу милый всё равно.
Вокруг – прекрасная природа –
В душе – счастливое зерно.

 


Я встретила лето

Я встретила лето.
Уж полночь пробили часы,
И последнего майского дня всей красы,
Зеленеющей милой весны
Не пускает июнь, в жаркий солнечный полдень одетый.
Я встретила лето.
И в минуты последние мая
Я с любовной тоской,
С умилённой слезой
Вспоминаю,
Как тогда, в феврале я прихода весны так ждала,
Как хотела тепла,
Как рождение почек увидеть хотелось,
И почувствовать запах травы молодой.
Но сейчас, насладившись весной,
Я вдыхаю навстречу бегущее лето.
Я встретила лето.
И в последний свой миг, показалось, весна задержалась
На прощальной секунде, на долю её охладев…
Но и та уж в неведомый путь без оглядки умчалась,
Нам в дожде и грозе свои слёзы оставить успев.

Полночь, 01.06.11

 


* * *

Стою на высокой сцене,
Глотаю эмоций шквал.
Я — будто зверь на арене.
Толпа — мой зрительный зал.

И страх как осиное жало…
Чего-то сверх меры хотят…
Пронзает, подобно кинжалу
Оценивающий взгляд.

Волнение — вечная яма —
Съедает покоя следы!
И смотрят чертовски прямо
В меня жующие рты.

А сердце отчаянно бьётся,
Пытаясь покой найти…
Ещё удар — и сорвётся,
И выпрыгнет из груди…

Я сделала вдох глубокий,
Зажав в кулаке свой страх.
Пусть будут ко мне жестоки,
Пусть душу стирают в прах…

Я выдержу всё достойно,
И, чувств избегая лихих,
Я им неприлично спокойно
Читаю свои стихи.

 


 

Камни

Я на пляже сижу босая,
Мне поёт свои песни ветер.
Камни серые в море бросаю,
Забывая про всё на свете.

В каждом камушке — горсть печали.
Я от них избавляюсь тяжко.
И всё больше душа крепчает,
Только снятся судьбы поблажки.

Зарываюсь в песок руками…
Всю бы вечность лежать у моря.
Жизнь лишь шепчет волн голосами,
Что проснуться бы надо вскоре…

Мимо вновь пролетают блага
Вперемешку с дурной обидой,
а душа уже с белым флагом
Рвётся, не подавая виду…

Пусть мой путь и тяжёл, и горек,
Заживу, чтобы было вкусно!
В руки взяв ювелирный топорик,
Разрубаю узлы искусно.

Я на пляже сижу босая
И не помню о чёрном горе —
Камни-беды, не видев рая,
Утонули в бескрайнем море.

 


* * *

Всё укрылось январским снегом,
Держит речку морозец зимний,
И под сладкою снежной негой
Коротаем мы вечер длинный.
Свет от старенькой лампы льётся,
Разгоняя сонливую скуку.
Еле слышно в наш дом крадётся
Ночь, со счастьем рука об руку.
Только кашляю через слово,
Да и ломит немного спину.
«Что? Никак, заболела снова?»
Я кивну головой невинно.
«Говорил же тогда — замёрзнешь…»
Мне от этого взгляда душно…
Пару раз с укоризной одёрнешь.
Я донельзя с тобой послушна.
Ты заботливый — просто чудо:
Укрываешь, мне чай наливая.
И с тобой никакая простуда
Не возьмёт меня — обещаю.
Лечит нежность твоя от хвори,
Поцелуи — от боли в горле.
Ты со мной — все проходит вскоре,
И совсем не болит уж боле.
«Ну смотри-ка, уже так поздно…
Спать пора, ты иди, родная, —
Говоришь, и, так, несерьёзно, —
Я приду, может, позже, не знаю…»
Но не спится сегодня что-то.
Вышла из дому — горы снега…
Томно клонит ко сну зевота…
А глаза устремились в небо.
Вижу — в небо луна ложится,
В облаках укрываясь блёклых…
Посижу с тобой, ночь-царица,
Отражайся в глазах, как в стёклах…
Всё в минуту остановилось…
Всё, в едином блаженном роде,
Будто целая жизнь сложилась
В этом маленьком эпизоде…
И его так хочу украсть я,
Спрятать внутрь, глубоко, но рядом…
Дом. Любимый. Простое счастье.
Больше мне ничего не надо.

 

 


Пятнадцать лет.

Сегодня вновь второе сентября.
Как осень путь отныне начинает,
Так гордо я скажу, вперёд смотря:
«Пятнадцать лет сегодня мне настанет»

Пятнадцать лет. Пусть что-то не сбылось,
Но впереди ждёт путь мой бесконечный.
И в жизнь, ликуя, сердце унеслось,
Хоть на земле не проживу я вечно…

Немного лет, но очень много слов
Теснится в голове, хмельной от счастья…
Моим началам вовсе нет концов.
Я — дама, но другой, особой масти.

Весь мир я на ладони удержу,
Всё по колено юному порыву.
Я грустных слов сегодня не скажу,
Крича, шутя, смеясь без перерыва!..

И вдруг, присев, немного отдышусь,
Вздохну, устану, прекращу резвиться…
Сегодня я, мне кажется, коснусь
Какой-то новой жизненной страницы…

Пятнадцать лет. Ворота в новый мир.
Из детства — прочь. Куда — пока не знаю.
Давай, судьба, с тобой закатим пир.
Сегодня я весельем угощаю.

 


Прощание.

Я не скажу тебе «Прощай!»,
Скажу лишь «До свидания…»,
Но, я прошу, не вспоминай
Ты этого прощания.

В моих глазах не помни слёз,
Девических страданий.
Не помни и разбитых грёз,
И клятвенных признаний.

Забудь о том, что я тебя
Когда-то не простила,
И что, обиду затая,
В себе её носила.

И как прощались мы, забудь,
И как ломалась гордость,
В порыве чувств взрывалась грудь
И отступала твёрдость…

Но не забудь, как мы с тобой
Весну вдвоём встречали,
Как слушали морской прибой
И крики белых чаек…

Запомни капельки росы,
Что утром находили.
Запомни светлые часы,
Что вместе проводили.

Запомни, чтобы не забыть
Невзгодою седою,
Как мы с тобой могли любить
Далёкою порою.

Как не сказала я «Прощай!»,
Сказала «До свидания…»
Но, всё равно, не вспоминай
Ты этого прощания.


Море в ботинках.

Море в ботинках. Что за придумка?
Словно коварная жизни задумка —
Вольное море в ботинках закрыть,
Будто жар-птицу в плену заточить.

Кто-то сказал: «Что вы, право, как дети?
Есть и достойнее вещи на свете.
Море в ботинках? Такой ерундой
Лишь дураков увлекать за собой».

Дождь. Непогода. Спешащие люди.
Чуду под зонтиком места не будет.
Ноги промокли. Плохая картинка…
Вдруг появляется море в ботинках!

И не нужны мне ни феи, ни блёстки,
Чтобы понять: всё волшебное — просто!
Нужно искать красоту в мелочах:
Море в ботинках. Мечты в кораблях.

Крохотный парусник, полный желаний,
Мчится, гонимый волнами стараний.
Ветер надежды его веселит…
Грузы мечты он доставить спешит.

Море в ботинках. Сказка в кармане.
Чуть замечтаемся — тут же достанем.
Главное: в дружбе земли и небес
Верить, что нет невозможных чудес!


Мой волшебник

Только темнело и ночь укрывала всех сном,
Я в тот же миг покидала свой маленький дом.
Смело на крышу взбиралась, садилась и вдруг
С неба ко мне прилетал мой загадочный друг.
Блёстки и плащ, что усыпан созвездий гурьбой,
Он — мой волшебник, он — мой идеальный герой…

Снова приходишь, опять улыбаешься мне,
Рядом садишься, как будто в таинственном сне.
Сказки мне шепчешь, пугаешь меня, веселишь,
Я удивляюсь всему, что ты мне говоришь…
Мне было больно, но ты отвечал: «Я люблю
Свет твоих глаз и от боли тебя исцелю».
Мне было грустно, но ты успокаивал: «Пусть!
Вместе прогоним твою беспричинную грусть!»
Мне было страшно… Тогда с бесконечным теплом
Ты обнимал, укрывая блестящим плащом.
Радость, которую вряд ли под силу унять,
Милый волшебник, на что я могу променять?..

Ах, мой волшебник! Ах, мой идеальный герой!
Как ты красив, как заботлив и нежен со мной!
Как нибудь ночью на крышу опять заберусь,
Ты прилетишь, и с тобой, как стрела, унесусь!
Ты ведь меня заберёшь и обнимешь любя?
Вновь я по-детски наивно смотрю на тебя…
Глаз, как твои, я не видела больше нигде.
«Я не могу унести тебя к яркой звезде» —
Ты говоришь. С изумленьем спрошу: «Почему?»
Разве девчонкой я истину эту пойму?
Милый мой странник меня обнимает опять,
Шепчет, что в сказку не сможет с собой меня взять.

«Мне не под силу зажить этой жизнью людской,
Я ведь всего лишь фантази бурной герой».
«Но от тебя, — говорит, — никогда не уйду,
Просто в тебе свою сказку однажды найду.
Буду всё также творить я моё волшебство
В юной душе, где сверкает Своё колдовство».
С этим мой друг растворился во мраке ночном,
Душу мою осыпая своим волшебством.
03. 10. 2012г.


Осень

Ах, осень, ведь ты коротка.
Уходишь беззвучно и быстро.
Твоя золотая рука
Рассыплет прощальные листья.

Я знаю, ко мне ты придёшь
И грустной, и радостной вестью,
Закружишь, взлетишь, запоёшь
Мне ветра холодного песню.

В небесную серость всмотрясь,
Дождусь твоих первых слезинок,
Дорожно-дождливая грязь
Не портит любимых картинок.

К себе в листопад позовёшь,
Нальёшь мне горячего чаю.
Я знаю, всегда меня ждёшь,
И холода не замечаю.

Мне, осень, с тобою тепло.
Опять разрастаются мысли
И будто в душе расцвело
Замёрзшее дерево жизни…

Как жаль! Мне б так много сказать,
Но вместе не быть бесконечно…
Ах, осень! Всегда буду ждать,
В тебя влюблена я навечно.

13.08.12


* * *

Вот уже и октябрю — конец,
Скоро серебристая царица,
Надевая ледяной венец,
Над землёй опять начнёт кружиться.

Заведёт блестящий хоровод,
схватит рек весёлые потоки,
У домов опять расстелит лёд
И защиплет розовые щёки.

Разрисует толстое окно
Да какой причудливой картиной!
И предложит нам, когда темно,
Вновь присесть погреться у камина.

Белым одеялом всё кругом
Трепетно, заботливо укроет.
Впустит бурный праздник в каждый дом,
Сказке новогодней дверь откроет.

Снова станем мастерить снежки,
Будто дети, и кататься с горки.
Вспомним про любимые коньки,
Так давно забытые на полке.

Всё зажжётся праздничным огнём,
Запоет декабрьским припевом…
С радостью все вместе соберём
Бусы для колючей королевы.

А царица, серебрясь, в углу
Ночи ждёт, чтоб завершить старанья —
Разбросать в таинственную мглу
Звёзды, чтоб исполнить все желанья.

Поскорей, царица, приходи.
Ты наш гость любимый и желанный.
С волшебством в руках не обойди —
Награди нас чудом долгожданным.

24.10.2012 г.


[Размышление]

Я совсем разучилась писать. Почерк плох. Буквы клонятся влево и кривы.
Я не помню, когда я бралась за тетрадь и лелеяла творчество снова.
Мои волосы очень слабы и отнюдь не похожи на львиную гриву,
Да и не были. Как и лицо крайне редко пылало румянцем здоровым.

Да, наверное, это хандра отнимает последние силы мои.
Или ты с дикой жадностью нагло таскаешь остатки из дома души.
Так давно образ твой не вплетала в стихи и черты не лепила твои…
А сейчас так хочу заглянуть в твой портрет. Не покинь моих строк, не спеши!

Хочешь — каждый кусок оторви и разбей. Можешь даже осколки ногой растоптать,
Только дай мне вдохнуть аромат, дай вкусить образ, что заслонила хандра.
Я смотрю на себя, понимая что вдруг потеряла способность мечтать,
И во взгляде как будто угасла наивных и детских полётов искра…

А о чём-то ещё размышлять не хочу. И без этого узел затянут.
Благодарна тебе за подаренный запах и образ мечты легкокрылой.
Я хочу, чтобы в нужный момент я могла сбросить то, что к безумному тянет,
Чтобы к детским мечтам дверь от дома души я уже никогда не закрыла.
05.11.2012 г.